ЮРИЙ БЕЛОЙВАН
персональный сайт
Я не стараюсь быть разносторонней, или, как говорят
неординарной личностью. Просто хочу быть счастливым.
Счастье для меня – это гармония творчества, учёбы, здоровья,
работы и Бога. Если это есть – есть гармония, а значит, и Счастье.
Гостевая книга


ОБЪЯВЛЕНИЕ НА ФРАНШИЗУ
"КОРЧМА ТАРАС БУЛЬБА"

Израиль

Израиль Когда самолет набирал скорость и взлетал из Шереметьево, на всех экранах салона бизнес-класса была одна картинка - набегающая стремительно взлетная полоса крупным планом. Я видел одновременно 15-20 экранов. Во всех мелькает полоса на увеличивающей скорости. Это была четкая метафора страха. Если боюсь лететь, то усиленная многократно картина полосы, летящая со всех сторон была везде. Везде, куда я только мог смотреть. Как символ навязчивого страха, умножающего себя, переходящего в ужас. И не скрыться от него, и не отвертеться.
Правда думал я об этом очень спокойно и рассудительно. Решил, что стоит эти мысли записать обязательно. Вышло не так выразительно и ясно, как понималось в момент взлета. Все мысли, о которых думаешь как о стоящих записи, становятся тусклее на бумаге.
Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль
Посадка в Тель-Авиве, и вот, пройдя контроль и формальности, я ступил на землю обетованную. Пока стоял в очереди, я шутил, мол, спрашивают меня:
- А шо Ви приехали в Израэль?
- Посмотреть.
- А шо тут смотреть? Кругом одно и то же.
- Интересно.
- А шо Вам тут интересно?
И так далее…
Представлял этого гида с пейсами и ермолкой, который водит нас по православным святыням.
Как глубоко было мое понимание сути будущего :)
Пейсов и ермолки не было, но в целом предсказания начали сбываться.
Гид, Семен Семенович, поздоровался с таким мягким, а вернее отсутствующим на 70% «Р», что я сразу вспомнил все еврейские анекдоты.
Как говорила мама Фореста Гампа:
- Жизнь, как коробка конфет: никогда не знаешь, какую вытащишь.

Видно она имела в виду, что человек не знает, какая начинка будет в конфете?
В моих путешествиях часто бывало, что начинка в конфете бывает не та, что я ожидал.
Вот и паломнический тур на святую землю начался с рассказа о колорадских жуках-импотентах, которых выращивают местные кибуцы для удовлетворения местных колорадских жучек, так как они, если не удовлетворены, имеют аппетит, чтобы поедать всю картошку. Я слушал еще какой-то бред об алмазной бирже, слушал ответы Семена на рекламные звонки по телефону. Кроме как гидом он трудился и книготорговцем, а звонки приходили самые разные. Звонили ему и доча с женой.
Я понял, что моя помощница купилась на его слоган «Гид, влюбленный в Израиль». Любовь выражалась в безмерных и в то же время виноватых каких-то восторгах, направленных на просторы выжженной земли. Чахлые оливковые рощицы вызывали просто оргазм у нашего гида. Говорил он очень тихо и не мог одновременно говорить и ехать. Навигатора у него не было и мы в ночи кружили по каким-то улицам. Семен останавливал машину посреди перекрестка и кричал, что-то проезжающим автомобилям на иврите. Они ему что-то отвечали, и мы снова ехали.
Отель был старый и под завязку забит «мертвоморцами». Так некоторые паломники называют туристов, приехавших на Мертвое море и по пути заскочивших взглянуть на храм Гроба Господня и Голгофу.
Я отказался стать «мертвоморцем». После долгих и внезапных пыток – Почему же я так и не хочу увидеть это чудо?
Я сказал:
- Это место гнева Господня, а я приехал за благодатью.
Семен Семенович доказывал много дней, что даже многие батюшки посещают это место.
В общем не знаю, как там евреи распяли Христа, но душу, они из него точно вымотали.
Из чудес Семена пожелание супружеской паре православным Батюшке и Матушке еще совсем молодым и приехавшим из далекой глубинки:
- Желаю Вам, - сказал Семен, причмокивая, как будто ел что-то сладкое – Стать минимум архиереем. Без «Р» архиерей ввел пару в ступор, после чего духовные супруги переглянулись и матушка, перестав улыбаться, куда-то удалилась. При этом она гневно сверкнула очами на Семена. А Батюшка в новой серой рясе виновато улыбнулся и сказал:
- Для этого я должен либо овдоветь, либо развестись. Чего бы мне не очень хотелось.
Семен в ответ, не смутившись, заявил, что вот так хочешь, как лучше, а выходит как всегда.
Я думаю, как всегда у него выходит частенько. И его посылают далеко православные послушники и святые отцы в ответ на просьбу рассказать его клиентам все, что они знают о том или ином месте, храме, иконе. Ведь на груди у Семена красовалась табличка ГИД. И они говорили ему:
- Занимайтесь, пожалуйста, своей работой. А мы будем своей заниматься.

Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Израиль Когда мы приехали в Иерусалим, проходя по улице я поднял глаза и увидел, что смотрю на окно больницы. Грустный серо-белый больничный свет лился из окна. Виднелись спинки кроватей, какое-то оборудование. Я прямо физически ощутил чужое страдание за окном и подумал, как же я счастлив. Иду своими ногами, я здоров и весел. И очень хорошо и спокойно стало на душе.
Когда мы ездили в Вифлеем, место рождения Иисуса, нас пересадили в арабскую машину и на передних сидениях посадили двух арабов, чтобы избежать недоразумений. В Арабском секторе был мужской монастырь, где в 49 лет в тесной пещере подвязался Иоанн Дамаскин, написавший Богоматерь «Троеручицу».
- Традиция считает, – сказал Семен.
Он так все время говорил:
- Традиция считает! - Как бы подчеркивая, что сам он так не считает.
- Традиция считает, - сказал он, что когда по ошибке старцу отрубили руку, он всю ночь молился и рука приросла. После этого он нарисовал икону Троеручницу.
На большинство вопросов Семен отвечал:
- Интересный вопрос! – или – Доподлинно это неизвестно, так как свидетелей в живых не осталось.
После этого он ехидненько так хихикал. А когда не слышал ответной радости, то пояснял, что сказанное им есть шутка.
Проезжая по Вифлеему, я увидел мясной магазин. Не прощу себе, что не остановил машину. Магазин торговал верблюжатиной. На огромных крючках висело 5 или 6 верблюжьих голов, отрезанных по самые плечи. И магазин походил на многоголового дракона с множеством змеиных голов. Там же висела и туша, странно перевернута с поджатыми, видно привязанными ногами. Жутко нереальное зрелище из сказочного мира. Я такого раньше никогда не видел. И не увижу, наверное.
Еще Семен в каждом соборе или храме громко, чтобы все слышали, восклицал:
- Круглые за здравие! Квадратные за упокой!
Имел он в виду форму подсвечников, стоявших по разные стороны алтаря. Бывало, что подсвечник был один и наш Сеня сильно расстраивался, что все в одно место.

Израиль В моменты тишины и молитвы он мог подойти и отпустить шуточку в стиле Петросяна. В общем, понятия «уважение чувств верующих», он не имел. Я еще подумал тогда, что лучше бы Иисусу быть итальянцем. Там и Ватикан и Папа, и природа с архитектурой подходят, что бы назваться «Землей обетованной».
На всенощной в храме Гроба Господня или Воскресения Господня, как его ещё называют, я не исповедовался, хотя постился и не ел ничего весь день. Сеня, напутствуя меня, сказал:
- Ой, там в русском пределе это без проблем.
Оказалось, что проблема. Я чудом поймал православного священника, опоздавшего к началу службы. Выстоял ночь и причащен был в Иерусалиме у Горба Господня.
Как-то Сеня завез нас в ужасную сувенирную лавку, где нас беспощадно разводили на покупки неликвида.
- Ибо! Его можно будет приложить к Вифлеемской звезде и нигде больше.
Слава Богу, ничего я там не купил. Даже стоять в этом месте было стыдно. Что-то среднее между турецкой лавкой и Черкизоном. С набором скидок и пошлых разводок. Из-за этого нам не дали бесплатную машину и весь день мы тряслись в арабском такси, с водителем, не понимающим ни на английском, ни на иврите. Зато, когда я купил икону Федоровской Божьей Матери, Сеня умолял меня оставить ее в машине, но я не сдался и через час, когда мы оказались перед местом успения Девы Марии, я приложил к ней свою икону.
«Уж не искуситель ты, Семен?», - спросил я гида, - Сбиваешь меня с пути истинного и вводишь в соблазны.
В последний день он пытался завезти нас в аэропорт за пять часов до вылета. Не сдался и тут я. Приехал как надо и все успел вовремя и без задержек. Взлетал самолет. Израиль остался под его крылом. Я не знал, вернусь я сюда или нет. Но то, что если вернусь, то возьму проводника из Православной Миссии, я был уверен на миллион процентов. :)

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх