ЮРИЙ БЕЛОЙВАН
персональный сайт
Я не стараюсь быть разносторонней, или, как говорят
неординарной личностью. Просто хочу быть счастливым.
Счастье для меня – это гармония творчества, учёбы, здоровья,
работы и Бога. Если это есть – есть гармония, а значит, и Счастье.
Гостевая книга

Исландия

Черно-синие волны Северного моря уходили мимо бортов нашего парусника. Это был бриг, или как их там называют, суда этого типа. Деревянный и скрипучий, на вид совсем ненастоящий и ненадежный. Он как нельзя лучше подходил под термин «щепка на волнах». Выйдя из бухты на дизеле, мы подняли большой треугольный парус на первой мачте. Наверное, капитан хотел сократить так расход горючего и сделать поездку более рентабельной. Солярка в Исландии стоит почти два евро литр. Исландия входит в десятку самых дорогих стран мира.

Исландия Исландия Исландия Исландия

Сразу за мысами, образующими края бухты, кораблик закачало, и я подумал, что зря не взял чего-то от качки для дочери. Иванку обычно сильно укачивает на кораблях, и нам уже приходилось возвращаться к началу, не пройдя и половины водного пути. Но теперь мы были не одни. Мы были в составе группы, вышедшей в 14:30 на экскурсию посмотреть китов. Я слабо верил в удачу. После шести часов качки, брызг и ледяного ветра мы вернулись в порт Рейкьявика, так и не встретив ни одного кита. Десяток дельфинов не впечатлил. Я вспомнил, как герои «Моби Дика» месяцами искали первого исполина, так что мало было веры в то, что за 6 часов повезет найти и снять кита.

ИсландияИсландия ИсландияИсландияИсландия

Сине-черные волны перекатывались за бортом. От воды так и веяло холодом. Говорят, она тут 3 градуса. Волны были округлыми и медленно, как будто ртуть или нефть, перекатывались неспешно и важно. Вода была не гладкая. Она, как шагреневая кожа, состояла из небольших углублений и выпуклостей. Как покраска советских жигулей в 90-х годах. Но при этом она была очень прозрачна и нашпигована медузами, как поле войны противопехотными минами-растяжками. Эти мины-медузы просвечивали сквозь толщу воды своими студенисто-звездными телами. Видны были даже их тончайшие нити. Нити-щупальца, ядовитые жала, ожидающие своих жертв. Медузы были прозрачными по краям и оранжево-рыжими в середине. Как будто обычная медуза проглотила оранжевого ежа, и его иглы превратились в бело-красные нити. Эти нити разбросало в толще волн. Глядя на них с борта нашего корабля, я ощущал их угрозу и ядовитость.

Мы шли уже около часа, день был яркий и солнечный. Окружающие острова стали отделяться от поверхности воды, держась за нее все более тонкой грибной ножкой. Потом эти ножки пропали, и силуэты дальних островов зависли над поверхностью океана, как летательные корабли пришельцев. Мираж в океане? Наверное, лучи света преломляются в испарениях воды и образуют мираж, похожий на пустынный, когда горячий воздух создает картины в небе.

Людей на кораблике было человек сорок, и я подумал о том, как все поместятся у борта, если вдруг мы увидим кита. Но постепенно все утряслись, расселись и занялись своими делами. Кто-то напряженно вглядывался в горизонт, кто-то беседовал на всех языках мира.

ИсландияБыли тут и москвичи. Я тогда подумал, что в Москве живет около двадцати миллионов человек. Путешествуют по миру около 20-40 процентов. Это в лучшем случае. И где бы я ни оказался – от Галапагосов до Эвереста, их встретишь везде. А ведь это 4-8 млн человек.

Столько же скоро будешь встречать китайцев, которых 1,5 миллиарда, и при любой расстановке их по миру 30-50 миллионов. Хотя и сейчас их немало, а благополучие Поднебесной растет и крепнет. Фэншуй и «Книга Перемен» дают свои плоды в современном хищном мире. На нашей лодке китайцев не было. То ли они не любят китов, то ли не любят Ледовитый океан?

Эмансипация в Исландии достигла нужного градуса. Может, у них нет приметы «Баба на флоте – к беде», но наш экипаж состоял из двух морячек-девушек и капитана мужского пола. Морячки без помощи швартовали кораблик, поднимали паруса и по очереди смотрели в даль, забравшись на мачту. Лет им было по 20-25. Это были не наши бабы с ломами в оранжевых тряпичных жилетах. И при взгляде на них не складывалось впечатление, что женщины не знают о том, что окончилась война, и продолжают мужскую работу под лозунгом: «Все для фронта, все для победы!»

Вот вдруг одна морячка, вперед смотрящая, показала вдаль. И мы увидели в 800 метрах сначала черный бугор. Потом из него ударила струя то ли пара, то ли мелких брызг. Это кит продувал свои гигантские легкие. Так он сделал несколько раз, а потом, взмахнув хвостом, плавно ушел под воду. «Теперь он появится минут через 8-10», – сказала нам морячка.

ИсландияИсландия Исландия

И тут началась погоня. Раньше так китобои выслеживали кита, чтобы бросить гарпун. Теперь задача капитана – показать нам кита как можно ближе. По каким-то своим приметам, эхолоту, он стал вести кораблик куда-то как бы по делу. И через десять минут мы снова увидели столбы пара и огромный хвост. Но снова очень далеко. Ни фото сделать, ни гарпун бросить.

Так мы кружили часа полтора или два. В этой медленной парусной погоне время шло незаметно. Кит был то ближе, то дальше. Иногда было слышно мощное продувание легких. Были видны наросты на плавниках и хвосте.

Как пулемет, работал затвор чей-то камеры. Народ наваливался на один борт и радостно вздыхал, увидев хвост гиганта. В конце нам повезло. Китов пришло двое. На самом близком расстоянии один их них как бы ложился на бок и махал нам плавником. Мол, ну все, ребята, посмотрели – и хватит. После этого прощания киты, взмахнув хвостами, ушли в глубину и больше не появлялись. На обратном пути нас поили сладким какао и кормили плюшками. Дети были счастливы и постоянно пытались выпасть за борт.

Я тоже радовался тому, что за борт они так и не выпали. Радовался, что первый раз в жизни увидел настоящего кита. Радовался морю, солнцу и огромному миру, океану, полному чудес и жизни.

Медузы-убийцы покачивали своими оранжевыми телами-звездами, пронизывая толщу ледяных волн опасными щупальцами. Они как бы говорили, что не упустят того, кто рискнет упасть в воду.

ИсландияРейкьявик. Самолет «Милан – Рейкьявик» приземлился в 3:00 часа утра или ночи. За окном лило как из ведра. И после итальянских +30 температура +13 не добавляла доверия к холодному северному лету. Исландия – это Европа, а значит, тут Шенген и после Италии нет формальностей прилета.

Получили багаж и оделись по-зимнему. Вышли. Следующий шаг — получить машину. Наш тур у операторов называется «Исландский экспресс». Это когда на машине объезжаешь весь остров по периметру. Есть два варианта: по часовой и против часовой стрелки. Из-за загруженности движения вправо мы выбрали левый путь. И это оказалось очень удачно, но об этом позже.

ИсландияИсландияИсландияИсландия

 

Человека с машиной и табличкой не оказалось по прилете, как мне обещали.

Я почитал как мог квитанцию на машину и понял, что надо звонить. После звонка нас через 10 минут загрузили в мини-автобус и отвезли в пункт проката.

Я вышел первым из нашего автобуса, но не заметил их вездесущую кнопку, выдающую билетики с номерами. Совковый инстинкт несет меня к окнам раздачи и выдачи. Нормальные люди в это время жмут кнопочку и получают билетик с номерком. Загорелся твой номерок на табло – проходи. Все культурно.

Так, будучи первым, я стал последним. За это я выпил 5 чашек довольно неплохого кофе из бесплатного автомата.

Когда-то я думал: почему в таких автоматах хороший кофе? Сорт такой или в чем дело? Оказалось, из-за проходимости.

Бесплатный, не задерживается зерно в бункере долго. Оказывается, полежав там сутки, кофейное зерно, если даже не помолото, превращается в сено, потеряв 80% масел, вкуса и запаха. А если дольше – пиши пропало. Такой вот секрет.

Получили машину в 4 утра. В темноте под проливным дождем я нашел три пробоины в корпусе и бампере, не означенные в описании дефектов. Не люблю платить за чужие косяки.

Правда, потом при свете дня я прочел о том, что не входит в страховку. А именно: повреждения днища и крыши. Вот тогда я нашел оторванную защиту картера и помятую, видно, ногами крышу. Кто-то хотел снимать Исландию сверху? Ну и еще с десяток крупных и мелких повреждений. Ой, что-то будет на сдаче.

Исландия

После инструктажа по правилам я понял, что езда в Исландии не та, что мне писал мой ассистент из Москвы. Изобилует дорогами без покрытия, где ломают днище и подвеску. «Слепыми» подъёмами, где сталкиваются в лобовую. Ветрами, что ломают и вырывают двери авто. И песчаными бурями, выбивающими стекла. Это наше место, подумал я. А дети, говорящие свободно по-английски и понявшие на 80% больше меня, были счастливы от предстоящего путешествия.

Мы погрузили себя и багаж и около 5 утра выехали в Рейкьявик, куда и прибыли около 6 утра.

Может, мне не повезло и с навигацией, но адреса, введенные в айфон, автонавигаторы в количестве 2 штук находили с вероятностью 50/50. Как немецкие гранаты в конце Второй мировой – их собирали пленные, которые всячески вредили фашистам. Вот так и мой отель в самом центре, на самой центровой улице столицы не находился.

Мне пришлось ехать по инстинктам. А потом дойти пешком, так как улица оказалась еще и пешеходной во многих местах. По серым холодным улицам, покрытым ватным темным небом: облака лежали прямо на крышах 2-3-этажных домов, мы пробирались к месту первого жительства на острове. Саша спал на заднем сиденье, а мы с Иванной изучали новый город, страну и микроконтинент. Несмотря на утро (6:00) воскресения, народу было немало. Группки странных людей неуверенно продиралась от дома к дому. Только позже мы разобрались, что это местные тусовщики идут из клубов, баров и дискотек. Оны были пьяные, усталые и вызывающе заглядывали в окна машины.

Из дверей пивных и баров уборщики выливали недопитое пиво и другой алкоголь прямо на тротуар. Валялись бутылки и стаканы. Запах пива был стоек и заборист.

Наконец мы добрались до отеля. Им оказался гестхауз, более известный тут как бар з одноименным названием. За рецепцией никого не было. Я постучал, потоптался и решил заехать позже. Мы все равно хотели завтракать. Незадолго до поездки я стал пользоваться «Трипэдвайзером» и скажу, что в этом путешествии он меня выручал не раз и не два. Благодаря ему мы пару раз попадали в суперрестораны, где ели рыбу, лобстеров и торты, которые я вряд ли забуду.

ИсландияИсландияИсландияИсландия

Отель тоже оказался с секретом. Когда мы вернулись уже после обеда, я снова никого не застал. Не то что на рецепции, а вообще ни одной живой души. Вот тогда я огляделся внимательней и увидел записку и телефон, по которому надо звонить.

Я сказал в трубку свою фамилию. В ответ мне сказали посмотреть направо, набрать четырехзначный код на сейфе. Там взять ключи и селиться. А завтра, когда уеду, оставить ключ в комнате. Демократия, экономия, социализм.

Мы сами нашли старый порт и купили билеты на корабль к китам. Потом «Трипэдвайзер» нашел нам суперзавтрак за 30 евро на троих. В Исландии многое для детей бесплатно. Билеты, поездки и завтраки со скидкой. Живой огонь в камине, добавленный к дождливому северному лету, оставляет сладкий осадок где-то рядом с сердцем.

ИсландияИсландияИсландияИсландияИсландия

Шесть часов болтанки, ледяных брызг освежили, но не показали нам китов. Попытка не пытка, десяток дельфинов – тоже хорошо. В таких делах всегда надо помнить, что кита можно не встретить за месяц в Северном море или 50 лет предыдущей жизни. Так что я не сильно расстроился. А обед с местными лобстерами и хрустящим свежим хлебом был таким вкусным, что настроение моей команды стало совсем летним.

После обеда мы поселились. Номера в Исландии дорогие. Комната с душем и туалетом на этаже может стоить 300 евро. Может, потому что август – дорогой сезон. А может, потому что Исландия дорогая.

После обеда Иванна сломалась и уснула в номере. А мы с Сашей болтались по городу. Ели пончики в виде местного флага. Искали интернет-карту и узнавали что могли. Купили термобелье, которое нам еще пригодится, когда на севере острова мы будем ночевать в палатке.

Так прошел наш первый день в Исландии. Мы перелетели из итальянской жары в северное дождливое лето. Получили машину и готовы начать путь. Но это завтра. Сегодня мы спим в кроватях и видим сны, что нам не всегда удастся в следующие дни.

15 августа 2016 года – наш второй день в Исландии. Прогноз погоды на всю неделю был: +13 °С и дождь. Но я надеюсь, что погода наладится. Все-таки лето, август. Но когда мы с чемоданами вышли в 7 утра из нашей гостиницы, серое небо и мелкие капли воды в воздухе, похожие то ли на мелкий дождь, то ли на крупный туман, подтверждали худшие опасения.

Мы ехали обратно в сторону аэропорта. Он, кстати, не называется Рейкьявик, как Борисполь в Киеве или Шереметьево в Москве. Если верить путеводителю «Топ-10 Исландии», на острове есть 10 мест, которые надо посетить обязательно. Номер один – комплекс «Голубая лагуна». В него мы и ехали. Навигатор завел нас в какую-то скучную рыбацкую деревню, и только чудом замеченный в плотном тумане указатель вывел нас на нужное место. От деревни узкая дорожка вела меж лавовых застывших волн. Мы не встретили никаких признаков жизни. Свернуть, правда, было некуда, и за очередным каменным валом мы увидели сначала пар, который поднимался с земли, а не опускался с неба. И чуть позже парковку – вход в комплекс.

ИсландияИсландияИсландия

Место это очень популярно у туристов. Так что билеты лучше брать заранее. Несмотря на это, нам достались лишь на 8 утра. Как оказалось, это и к лучшему. Мы пробыли в лагуне 4 часа. А впереди был день пути по незнакомой дороге в незнакомой стране. Голубая лагуна (Blue Lagoon) имеет еще и местное название. Местные названия труднопроизносимые, и еще труднее их запомнить. Так вот, лагуна – это несколько соединенных озер-бассейнов. Они наполнены горячей термальной водой. Вода эта молочно-голубого цвета. На вкус чуть солоноватая и скользкая, как мыло, на ощупь. В комплексе есть еще ресторан, кафе и магазин термальной косметики, которую делают тут же. Завод рядом. Все современно и красиво. Очень организованно. Раздевалки такие я видел в Рублевском фитнесе «Прайд», где годовое членство – 350 000 рублей в год. Специальный браслет-ключ не только открывает шкафчик, но и помогает его найти. Также оплачиваешь все браслетом – в Голубой лагуне есть бар и кафе.

Потом на выходе выносишь деньги.

Также цвет браслета определяет статус посетителя. Например, в самом бассейне есть что-то вроде косметического… даже не знаю, как назвать. Распаренный и ленивый, ты приплываешь к окошку, и тебе дают белый крем для лица и черный для тела. Есть еще зеленый крем. По одним браслетам он бесплатно, по другим – надо платить. Одна пожилая, их тут много – пожилых, француженка долго выясняла, почем крем, и, узнав, что по 5 евро, не стала тратиться. Взяла бесплатный.

Еще по цвету браслета определяют детей до 7 лет, они проходят бесплатно. Но им надо на руки надевать поплавки, что очень расстроило мою дочку. Она сняла их, но тут же была настигнута спасателем с борта и надела снова.

ИсландияИсландияИсландияИсландия

Мы плавали долго. В разных частях лагуны вода отличается температурой. Было тепло и хорошо. Водопад и сауна. Паровая баня у них с настоящим термальным паром. Над лагуной сильно дул холодный ветер. Он сдувал полотенца и тапочки тех, кто разделся на улице.

Мы позавтракали и еще час купались. Потом ушли собираться. На удивление лагуна больше всего понравилась детям. Не водопады и киты, а термальный курорт – для пожилых и ленивых. Видно, тут они не в меня. Я-то не люблю лениться.

Но впереди была длинная дорога. А маршрут был туманным во всех смыслах. Сейчас, когда вспоминаю, то сильно удивляюсь, как мы вообще проехали. Смотрю описание поездки и вижу, что на 80% все было не по плану и карте. Дальше был какой-то парк с термальными источниками и ледниками и ночевка в каком-то отеле.

Долго читал план нашей поездки. Хотел восстановить описание маршрута и понять его название. Ничего не удалось, и лишь фото в айфоне, расположенные в хронологической последовательности, дают возможность продолжить. Так, с тревожным сердцем и неверной рукой приступаю к продолжению.

Хотя чего удивляться, поездка была сумбурная, дерганая, все состояло их экспромтов и волевых решений. Нашим гидом была незнакомая женщина из Москвы, которая ни разу не была в Исландии и не ездила за рулем в такие дали. После поездки я попросил посчитать ее приблизительную дальность. Она сказала, что около 100 000 км. Значит, по ее расчетам, я проезжал около 15 000 км в день. Я еще заплатил за составление карты кому-то 200 евро. За эти деньги мы могли купить навигатор с забитым в него маршрутом по дням поездки. А наш 200-евровый маршрут не совпал с реальностью.

Карты и ссылки не открывались, так как оказалось, что не поддерживались телефоном. Неизвестная фея согласилась признать это на пятый день, когда мы купили бумажную карту и путеводитель на английском языке. И 9-летний Саша как мог читал и переводил мне в дороге. Правда, его укачивало. Я бы не поверил и решил, что он ленится. Ведь его не укачивает на кораблях в тот момент, когда все мужики давно блюют. Но меня самого укачивает, когда я читаю в машине. Даже этот маленький навык пригодился, и теперь Саша проводит уроки английского с младшей сестрой за 300 р. в час. Его бывший учитель стоил нам раз в десять дороже.

В общем, накупавшись в теплых синих глиняных водах и омолодившись волшебным кремом, мы выехали обратно в сторону Рейкьявика. После тепла лагуны ветер на лавовом поле продувал до костей, и чуть не сбылось предсказание автопроката, отпущенная дверь чудом не была вырвана резким и сильным порывом ветра. Он налетел – плотный, ощутимо твердый – ровно в тот момент, когда мы открывали двери. Дверь, открытую Иванной, вырвало из ее рук, и я чудом поймал ее и спас от ремонта. Стекла машины сразу вспотели, мы долго смотрели на карту, пытаясь понять, куда нам ехать.

Чуть позже мы купили карту для телефона, и у нас заработал интернет. Если кто будет брать, берите карту «Водафон», ее 300 Мб работают долго и уверенно, в отличие от 1 GB других компаний. Вот когда мы ее купили на заправке в столице, то заработала навигация айфона, и мы стали двигаться в верном направлении. Вернее, направление куда-то вело на запад. Мы пели песни, вспоминали старые стихи и устраивали конкурс на лучшую историю.


Вокруг были поля, покрытые валками сена или соломы, накрытыми пленкой разных цветов. Нам понравился розовый. В общем, за окнами был тупой, унылый горно-равнинный пейзаж, при виде которого каждый турист говорит: «Какая красота!» – останавливает машину на всем ходу и бежит делать фото.

Мы проехали по тоннелю, по виду – его строили немцы для своих субмарин во Вторую мировую. Не знаю, были ли они в Исландии, но в каждом порту на нелогичном отдалении были входы в какие-то подземные базы. Взгляд на них вызывал у меня воспоминания о книгах и фильмах о войне. В таких фашисты создавали оружие возмездия.

Мы проехали под фьордом, проезд был платным. В будочке на въезде сидела неприветливая женщина за 50. Глаза ее были очень подозрительными, а лицо сильно заросло мясом. Как, наверное, и остальная фигура. Хотя в окошке видны были только шея и плечи. Я дал карточку, их в Исландии принимают везде. За 8 дней я ни разу не держал исландских крон в руках. И продолжал путаться в полях их курса. Вот и тут я не понял, сколько стоил проезд.

Мы оказались то ли на острове, то ли на мысу, глубоко врезавшемся в океан. Или это океан глубокими фьордами прорезал землю острова. Да и не земля это была, а скорее камень. Застывшая лава, ставшая камнем. Образовала волны, разломы и трещины в поверхности. Как будто волны моря окаменели под заботливым взглядом огромной Горгоны.

ИсландияИсландияИсландияИсландия

Дорога огибала фьорды по берегу, точно копируя линию прибоя. В каких-то местах людям надоедало это кружение, и они строили длинные низкие мосты и быстро пересекали пространства до километра длиной. На поверхности воды были то тысячи белых лебедей, то волны из воды или застывшего камня. По горным склонам медленно ходили бараны и лошади. Говорят, лошади, привезенные викингами, так и не изменились – это та же порода, что была сотни лет назад. Иногда бараны, овцы или лошади выходят на дорогу. Один такой конь как-то встал на дороге и долго смотрел на нас через лобовое стекло – видно, хотел угощения за проезд. А потом подошел и хрустко укусил машину за зеркало. На пластике остался налет от его желтых зубов. Дети смеялись, а конь гордо пошел своей дорогой.

Нечасто встречаются городки-деревни и часто – одиночные дома фермеров. Они белые под красной или синей железной крышей. Настало время обеда, и попался такой городок. Я набрал в «Трипэдвайзере»: «рестораны рядом с нами». Выдало 12 мест, и я выбрал 4-й или 5-й ресторанчик. Запоминать их названия невозможно. Все равно не выговорить. Я нажал «открыть в картах» и «доехать». Мы несколько раз проехали мимо небольшого домика.

Когда нашли и зашли, то захотелось уйти. Тут кормили буфетом тургруппы.

Буфет мы есть не стали. Заказали из меню. Местные лобстеры, баранина и хлеб, конечно, были на 5+. Не ожидал от деревни. За окошком было черное лавовое поле-пляж, за ним чернело Северное море. На поле были кучи цветных – красных, желтых и синих – камней. Туристы выкладывали из них слова. Все мило и красиво, и никто не выложил ни фака, ни чего-то подобного. А ведь хотелось кому-то очень.

Десерты, точнее это были торты и пироги, в этом ресторане были выше, чем на 5+, – все, что мы взяли, включая вручную взбитые сливки из молока добрых и сильных исландских коров. Вот уж профессия повара: можно стать великим даже в деревне на тонком проростке скал посреди Ледовитого океана.

После обеда мы искали какой-то национальный природный парк и что-то термическое. Не нашли. Мы еще не разобрались в карте. Нашли каскад водопадов и гуляли по каменным плитам, изучая рисунки, оставленные на камнях вечностью.

Ближе к вечеру мы увидели водопад, падающий с высоких скал. Дети решили к нему забраться. От места, где мы оставили машину, к месту падения воды вела небольшая тропинка.

За день засиделись в машине, и силы от термальных купаний было некуда тратить. Они помчались по склону. И пока я понял, что склон нешуточной крутизны, при этом камни покрыты тонким слоем земли (она раскисла то ли от дождя, то ли от постоянных капелек воды, висящих в воздухе), пока я понял, что спуск недетский и опасный, дети уже не слышали меня из-за шума падающей воды. Договоренность быть рядом и не убегать была забыта. Мне пришлось бегом догонять их. Это было непросто. Не зря мы столько тренировались в Альпах.



Первую догнал Иванну и усадил на склоне. Когда спросил ее, как она будет спускаться, она озадаченно посмотрела вниз и испуганно пожала плечами. Потом, еще выше, я догнал Сашу. Мы налюбовались водопадом. Он падал метров 100, как нам казалось. Мы ведь еще не видели настоящих местных флоссов.

Мы начали спуск. В обычных кроссовках это было ой как непросто. После перелома я как-то не очень надеюсь на свои ноги. Особенно когда еду по раскисшей траве и глине, как на лыжах. Но слава Богу, все спустились живы и здоровы. Навстречу нам ползли парень с девушкой. С палаткой, рюкзаком и ковриком для сна. Народу не было, кроме нас, никого, и я подумал, что у меня нет такого опыта, у водопада. Романтического опыта спанья вдвоем в палатке рядом с гремящей от удара о камни длинной и тягучей струей водопада. Она вылетала из-за края скалы, отрывалась от вертикальной скалы метров на пять. И, разделившись на сотню мелких и десяток крупных струй, летела навстречу земле. И почти остановившись у каменного дна, с дикой силой ударялась о камень. При этом малые струи становились усталой, медленной белой пылью. Эта мокрая взвесь наполняла окружающий воздух влагой и выдавала радуги – иногда две или три.

Большие струи оставались рекой и текли быстро и шумно, пробираясь между камней. Когда уставший и обезвоженный идешь вдоль такой реки, начинаешь слушать голоса и звуки. Прибрежные кусты и камни становятся живыми людьми. А может, усталый организм, безразличный и пустой от тяжелой работы ног и спины, наполняют духи и демоны горы. И ты видишь их, пока снова вода и пища не укрепят твои дряблые, судорожные мышцы.

Этот огромный водопад оказался самым маленьким из тех, что мы увидели позже. Но, как говорят, все познается в сравнении. А Иванна сказала: «Спасибо, папа, что помог нам спуститься живыми и здоровыми».

На что еще бледный минуту назад от страха и напряжения Саша сказал: «Да что он там помог. Мы бы и сами…»

Я глянул на него, и он умолк, растирая грязь по коленям, локтям и даже спине. Всеми этими местами он тормозил на спуске. Бьярнафлосс – так назывался наш первый водопад.

ИсландияИсландия

Как оказалось, 10 часов навигатор вел нас в другую сторону. Но сейчас мы перевалили складку горы и увидели закат, каких не бывает в этой жизни. Солнце расслоило облака и просвечивало в десятке уровней сотнями золотых и бронзово-красных лучей. Дул сильный ветер. Трава двигалась под ним, как волны моря. Казалось, на этот ветер можно лечь и плыть по травяным волнам и запахам короткого северного лета. Мы стояли и смотрели в уходящее в море солнце.

Исландия Исландия

В этом месте берег образует выступ в виде рога. Это около 50 км. Мыс, который уходит далеко в море.

По плану мы должны были огибать его справа налево. А вышло иначе. Оказалось, мы пересекли его перешеек и поехали справа налево. В движении это было еще более непонятно, чем в этом описании.

Дети быстро уснули, а я ехал по вечерней дороге вдоль океана. Утесы, как осколки чего-то большого и важного, стояли в сотне метров у берега. Дорога была пустая, и я просто ехал и ехал. Пока, о чудо! Я правда очень удивился, когда снова подъехал к водопаду, у которого мы делали наше восхождение.

Тут я понял, где ошибся. У нас теперь не было отеля, он остался где-то на мысу, совсем непонятно где. Указатель говорил, что в 50 км есть какой-то городок. Я не вспомню его. Но, начитавшись путеводителей, я решил, что доеду до него и найду, где спать.

Я и правда нашел городок в 23:00. Он был пустой и мертвый. Я нашел в «Трипэдвайзере» отели рядом со мной. Их было около десятка. Я объехал 4 или 5 до 24:00. Везде были закрыты двери, а по телефону отвечали, что все занято.

Может, и правда, а может, милым викингам было лень выходить ночью из дома. Поднялся ветер и полил плотный и упругий дождь. Он был именно упругим, так как не барабанил по крыше машины. Крыша, как и вся машина, просто гудела от потока воды и ветра. Ставить палатку я не захотел и принял волевое решение спать в машине. Я остановился у очередного гестхауса. Дверь была открыта. Я зашел внутрь. Было светло от уличного фонаря. Я открыл комнату, на двухъярусных нарах кто-то сопел и шевелился в пропахшей носками и чужим потом темноте. Туалет был в коридоре. Стоя рядом, мы спали в машине, но пользовались при случае ватерклозетом. Это лучше, чем гадить почти в центре деревни. Еще неизвестно, что тут будет за это – штраф или тюрьма. Везде, где мы проезжали, очень чисто, а это значит, что за мусор и прочие гадости тут не гладят по глупой голове.

Дети спали тихо, как дома. Утром мы умывались и чистили зубы в чужом доме. Временные жильцы решили, что так и надо. Что мы туристы из другого номера. Можно было и завтрак съесть, но после сна в машине есть не хотелось. И мы двинулись дальше искать хлеба и зрелищ.

Мы, не успев выехать из первой деревни, тут же набрели на вторую. Что-то съели в кафе с огромными булками и плохим кофе. Потом осмотрели бухту и большой пологий холм. На вершине его стоял похожий на большой красный стакан маяк. Картинка была такая, на которых в путеводителях изображают Север.

ИсландияИсландияИсландияИсландияИсландияИсландия

Это и был север Исландии. Казалось, что дальше за ним уже ничего нет. Но я знал, что там есть Гренландия. Большой кусок льда посреди океана. На нем тоже живут люди, и когда-то мы доберемся и до него.

Я, кстати, почитал сегодня, и оказалось, что немцев в Исландии не было во время войны. Ее в 1940 году оккупировали англичане. Вот уж воистину солнце никогда не садилось над Британской империей. И никогда, никогда англичанин не будет рабом. Потом передали США, и те стерегли ее до конца войны. Наверное, из-за этого она стала государством, а раньше была частью Датского королевства, которое захватил Гитлер. У немцев был план захвата Исландии, но он так и остался на бумаге.

А мы двинулись дальше. Где-то на берегу были лежбища тюленей и еще какие-то штуки. Ну и ночевать хотелось в кровати, а не в машине.

ИсландияИсландияИсландияИсландия

 

 

Продолжение

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх