ЮРИЙ БЕЛОЙВАН
персональный сайт
Я не стараюсь быть разносторонней, или, как говорят
неординарной личностью. Просто хочу быть счастливым.
Счастье для меня – это гармония творчества, учёбы, здоровья,
работы и Бога. Если это есть – есть гармония, а значит, и Счастье.
Гостевая книга


ОБЪЯВЛЕНИЕ НА ФРАНШИЗУ
"КОРЧМА ТАРАС БУЛЬБА"

Дневник - 5

Я давно дал себе обещание ничего не делать просто так. Это не в том смысле, что за деньги или оплату. Просто – для меня значит без смысла, цели, без результата. Ведь для того, чтобы любой мой план сработал, я обязан принять на себя ответственность за его выполнение. А это очень нелегко, особенно если вначале я говорю: «Это я просто захотел и т.д.».
Это «просто» убивает ответственное стремление даже не на корню, убивает на уровне зернышка или даже энергии. Это важно помнить, когда крупинка моей энергии противостоит враждебной галактике. Наверное, даже не враждебной, эта огромная масса причин и следствий направлена в противоположную мне сторону. Хотел сказать — «просто» направлена в другую сторону. Но это совсем не «просто», когда гора давит на Магомета или шар планеты напирает на плечи Атланта. Это не работа, это наказание.
И вот я подобно алхимику добавляю к своей крупице ответственность. Это не описанное толком в толковых словарях слово усиливает и увеличивает мое намерение в миллиарды раз. Ответственность делает мою крупицу способной противостоять миру, направленному в другую сторону. Мой Атлант расправил плечи. Его жизнь перестала быть наказанием, и он с радостной улыбкой подбрасывает неподъемную свою ношу в одной расслабленной руке. Мир наполнен светом и радостью.
Проще смотреть в глаза окружающим людям. Не смущают их виноватые, убегающие глаза. Это теперь не важно. Я знаю, за что отвечаю. Я знаю то, что все в моих силах. Я становлюсь лидером, ведь лидер управляет собою. Чувствами, мыслями и поступками. Если управляют другие, то какой же я лидер. Если погода или невежественный попутчик могут выбить из седла и испортить настроение, день, а значит, мою жизнь. Ведь жизнь соткана из мгновений. Если они управляют мной, то я становлюсь рабом, подобным тем миллионам вытекающих из подземелий метро и заполняющих пространство, как кровь из разорванной вены заполняет пол. Эта плотная и теплая масса, состоящая из миллиардов частиц, управляемая кем-то, и несет страх и уныние. Они ничего не решают и ждут решений от тех, кого вынуждены любить из-за страха и ненависти. Такую любовь называют патриотизмом, когда раб, живущий в землянке, гордится дворцом и богатством своего господина.
Я выбираю не быть рабом. Выбираю ответственность за исполнение моего жизненного плана. Я создаю для этого ритуалы и правила, наполняющие меня силой и ответственностью. Это не «просто». Но я начал с этого слова.
Моя жизнь – как история человечества. Мои учителя с самого детства лишали меня силы и уверенности. Они потратили мегаватты энергии на то, чтобы убедить меня, что я ничто без замка господина. Они обижали и оскорбляли мой дух. Как оскорбляли человечество Дарвин, доказавший, что мы – лишь прямоходящие обезьяны, а не производные от Бога; Гитлер, показавший нам, куда может дойти прямоходящий примат. Фрейд и Павлов с примитивным объяснением рефлексов и фистульных выделений желудочного сока. Если звезды кто-то гасит, значит, так и надо. Они все доказали нам, сирым и убогим. Люди с высшим образованием и учеными степенями доказали нашим помраченным умам и скудным устам наше невежество и малость.
И вот я, маленькая песчинка, понимаю, что я – часть большого океана, а океан – часть огромной планеты. Планеты, которая – часть бесконечной галактики. Но и эта галактика – тоже часть чего-то большего. Все это состоит из меня. Все это непонятно и, на первый взгляд, нереально. Особенно если об этом думает кто-то, стоящий в огромной очереди за хлебом и зрелищами. Пивом и пельменями. Эти простые радости, заменившие ощущение себя частью огромного мира.
Мой день теперь начинается с благодарности за это. За то, что в моей жизни есть за что благодарить. Это радостно и сильно, но даже это не просто в потоке, направленном навстречу, а значит, против меня. Это мои убеждения. За это я получаю борьбу за убеждения, лишения и страдания. Этому учатся всю жизнь, это как ребенок, которого не научить ходить за один день. Не помогут вся любовь и все силы, отданные для этого. Требуется время для навыков и роста. Энергия для восстановления и передачи информации. Ведь детям бесполезно говорить, они не слышат нас, они повторяют наши поступки.
Научить законам Мерфи легче, чем благодарности миру за то, что ты есть, и то, что тебя окружает. За возможность всплыть и появиться в огромном пространстве космоса. Осознать, понять.
Насколько проще принять Дарвиновскую обезьяну, обидеться на мир и считать его наказанием.
Как сильно должны были верить сатане льстивому люди, чтобы забыть о главном и думать о пельменях. Океану все равно, считает себя планктон кормом или частью Вселенной. Это личное дело планктона.
Почему люди выбирают быть кормом, массой белка?
Я сижу в ресторане и слышу разговор двух женщин бальзаковского возраста. Они выпили водки, и беседа их коснулась выпадающих клочками волос и шампуня на миндальном масле. Где же растет этот миндаль, чтобы налить пятьсот граммовую бутылку волшебного препарата ценой 2 доллара? Говорят о тяжелой жизни, нарушенном менструальном цикле и менопаузе. О регулярном сексе, невзирая на все это. О шершавых ступнях, рвущих колготки.
А ведь они чуть старше, а может, и нет, моих одноклассниц.
В душе я надеюсь, что их откровения вызваны не моим присутствием за соседним столом. Речь их бедна и корява. Запас слов похож на запас сухарей нищего попрошайки. Это наш мир, наши люди. Для чего они живут и частью чего являются?
Одна из них говорит, мол, я в Бога не верю, и сообщает ряд подробностей из жизни Святейшего Патриарха Всея Руси, почерпнутые из желтой до оранжевого прессе.
Как легко лишить веры безверного. Есть ли дело океану до того, что песчинка или микроб не верит в его существование.
Люди в этих группах считают себя силой и смыслом бытия. Они думают, что иметь одно на всех мнение – это хорошо. Но умирать им не в группе. Даже на «Титанике» или Хиросиме у каждого была своя эксклюзивная смерть. Жаль, это поздно понимаешь. Как не понимаешь вовремя тот факт, что, считая себя Иисусом, ты стал Понтием Пилатом даже для собственных детей.

 

Часть четвертая

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх