ЮРИЙ БЕЛОЙВАН
персональный сайт
Я не стараюсь быть разносторонней, или, как говорят
неординарной личностью. Просто хочу быть счастливым.
Счастье для меня – это гармония творчества, учёбы, здоровья,
работы и Бога. Если это есть – есть гармония, а значит, и Счастье.
Гостевая книга


ОБЪЯВЛЕНИЕ НА ФРАНШИЗУ
"КОРЧМА ТАРАС БУЛЬБА"

Нью-Йорк

Нью-Йорк: совковый файл, здоровье нации и люди-образы.

Оценить пробки, вернее их реальные размеры, не всегда получается. Поэтому иногда люди опаздывают на рейсы, а иногда приезжают за три часа. Да еще 13 мая. В число 13 можно верить, а можно не верить. Но когда предстоит трансатлантический перелет, поневоле задумаешься. Еще водитель везет, который обсуждает твою неадекватность с другими сотрудниками. Неужели они не понимают: если я буду адекватен им, то стану как они. А у них ни водителей, ни сотрудников. И что мы будем такие адекватные кушать? Я спросил его об этом, стоя с чемоданами у входа в аэропорт. Он ответил, что такого никогда не говорил и даже не думал. Оно и понятно, человек сильно верующий. Я ответил, что можем его смс сейчас в телефоне посмотреть. Он покраснел и сказал: «Извините, пожалуйста, если я вас этим обидел». Обидел? Я ответил, что не обиделся. Ведь если бешеная собака кусает человека, то человек не станет кусать собаку. Просто возьмет палку и прибьет, чтобы других не кусала. На том и расстались. Девять часов перелета прошли быстро и почти без приключений. Пару раз сильно трясло.

Пятьдесят минут на Нью-Йоркском паспортном контроле, и через час после посадки мы с сыном едем в такси. Покупаем продукты, реанимируем жилье. Ужинаем и ложимся спать. В Нью-Йорке прохладно, дует ветер. Сирены скорых, полиции и пожарных – как будильники-сюрпризы. Добавляют в сумасшествие города тех специй, которые доводят этот большой котел до вкуса. Эти бесконечные сирены скорых напоминают ньюйоркцам о близкой болезни, старости и смерти. Их жизнь слишком удобна, весела и сытна, чтобы с ней хотелось расстаться без борьбы. Мне кажется, из-за них в том числе сотни тысяч выходят на Нью-Йоркский марафон. Миллионы ходят в спортзалы и сидят на диетах. А сирены гудят все громче, и огни скорых сверкают все ярче. Как же все гуманно устроено. Если бьется сердце, то кто-то уже готов его шунтировать и где-то отлита для него пуля. Воистину, славный и мудрый наш мир.

Сын захотел ужинать, и мы идем в ресторан рядом с домом. Среда. Народу много. Гомон стоит такой, что мой внутренний ресторатор плачет крупными слезами.

Нью-ЙоркНью-ЙоркНью-Йорк 14 мая сын вспомнил, что есть в этом городишке большой музей-авианосец Интрепид. Даже название запомнил, что для нас большая редкость. Так что первым нашим походом по туристическому маршруту был авианосец. Пробежав кубрики и мостики с взлетными палубами и базирующимися на них боевыми летающими убийцами, мы надолго застряли на палубе с примитивной зениткой, корабельной пушкой и пулеметом. Все мальчики любят играть в войну. Пока Саша вертел все это железо, я думал о том, сколько же средств мы, люди, тратим на изобретение оружия. Ничто так не стимулирует творчество и НТП, как создание средств уничтожения. Говорят, потом многое из этих разработок используется в быту. Но первично было орудие убийства.

Нью-ЙоркНью-ЙоркНью-Йорк Потом доехали до «Корчмы», был четверг, и народу было много. Я пробовал кухню и в основном был доволен. Даже не то чтобы доволен. Люди, которые эмигрировали 20-30 лет назад, как бы зависли в том периоде. Вернее, наше совковое развитие осталось у них на уровне восьмидесятых и девяностых. Это явно видно в разговорах, одежде, понятии о том, что хорошо и плохо, круто и не круто. Возможно, скорее всего, они развивались как американцы, но совковый файл не обновлялся с года выезда. Но я не об этом. Вот котлеты и прочая наша еда получается у них, как в те годы золотого детства и юности. У нас так уже не выходит. И учить наших – ненаучишь. Модернизированный советский файл выдает свое видение, и это уже не то.

Нью-ЙоркНью-ЙоркНью-ЙоркНью-Йорк 15 мая мы ходили к детскому стоматологу. Благо рядом. Прогулялись через Централ Парк. У них айфон сам предлагает карту и маршруты, если прислан адрес. Если там есть еще название – куда, то даются сразу ссылки на сайты и отзывы клиентов. Верят им тут почти свято. Клиника частная, детская. Во всех углах мониторы с мультфильмами и бесплатные игровые автоматы нашей молодости. С тремя-четырьмя кнопками и тупым джойстиком. В такие раньше бросал 15 копеек, и пару минут счастья сваливались на тебя. Скажу, глядя на современных детей, это работает и сегодня, отвлекая от грустных мыслей о дантисте. Убила анкета с перечнем специалистов – детских психологов и психиатров, если есть, перечнем аллергий: оказывается, есть на цинк и пластик. Адрес папы, если живет отдельно, проблема разводов. Нас осмотрели, старый-престарый дантист порылся в справочнике и сказал, что нужны пластинки, и дал контакты американцев в Москве. Так, мол, проще. Всего за 95$, недорого.

Нью-Йорк В соседнем подъезде была огромная церковь. С некоторых пор я стал заходить в разные. Зашли и в эту. Богатая и добротная, как сам Нью-Йорк. Прихожан было мало, хотя утренняя служба только начиналась. Человек десять бомжей. Кто-то спал прямо на скамейках, как на вокзале. В полную лежку. Пастырь что-то говорил, полтора десятка прихожан иногда вторили ему. Бомжи спали. Никто никому не мешал. Полная гармония. Такой Собор Святого Петра в миниатюре и заповеди в действии. Дальше был Метрополитен-музей. Буквально пара кварталов.

Нью-ЙоркНью-Йорк Я понял давно, что когда с детьми в музее, то чем быстрее, тем лучше. За час мы пробежали по основным залам, мальчик не устал, и я получил впечатления – хорошо и ярко. Ехать через весь Манхеттен на такси в Сохо не хотелось. Я придумал игру. Я не даю сыну телефон для игр. Поэтому за него он делает что угодно. За 30 минут поездки в метро он получает 15 минут телефона. Теперь он просит меня прокатить его на метро.

Нью-ЙоркНью-ЙоркНью-Йорк Посетители нью-йоркской подземки – люди очень разные. Точнее, тут видно, насколько разные люди живут в Нью-Йорке. Они отличаются не только цветом, формой и социальным статусом. Создается у меня впечатление, что если сорок минут проехаться у них в метро, то встретишь представителей всех народов, наций, национальностей и народностей. Такая ООН в сабвее. Говорят, их метро некрасиво и грязно. Согласен — не самое чистое и приятное место. Но оно, как их «Макдоналдс», невкусно, недешево за такой корм и еще много НЕ. Но удобно. Вот и метро их удобно. Доехать можно всюду, включая аэропорты. Спуститься на станцию быстро и дойти потом от ближайшей станции до нужного места, не используя транспорт и такси. Красота, конечно, страшная сила, но в транспорте главное – удобство и безопасность.

Нью-Йорк 16 мая мой друг позвал нас на тренировку по баскетболу с его детьми. Мой тоже любит. Так что у нас состоялась тренировка с американским тренером. Было круто смотреть, как дети играют. Был дождь, и папы нашли им полноценный зал в подвале жилого дома. Там еще огромный бассейн, фитнес и зал для баскетбола. Все, как на американской станции на Южном полюсе. Тогда я не мог понять, зачем им там отапливать полноценный дворец спорта. Теперь понимаю, им снятся сирены скорых даже на Южном полюсе. У нас спортивная суббота. Россия выиграла у США в хоккей, и мы в финале чемпионата мира. Суббота,«Корчма» – полна коробочка, а вот работники не справляются. Это плохо, но поправимо. Удивительно, мы живы без сервиса в этом городе. Спасают гениальный бренд и котлеты образца восьмидесятых.

Воскресенье. Снова играли в баскетбол. Удивительно, как быстро ребенок восьми лет набирает форму. Прибавляет за один день, если он в правильной команде с правильным отношением. Тогда не нужно подгонять, заставлять и уговаривать. Он продолжает тренироваться, даже когда все на перерыве и отдыхают. Потом мы ездили в Гринвич, это уже соседний штат Коннектикут. Нью-ЙоркНа такси до Гранд Централ. Этот вокзал – вомногих фильмах о Нью-Йорке и ньюйоркцах. В огромном зале – карта звездного неба во весь потолок. Я разобрался даже без английского. Правда, времени было мало, и мы в спешке чуть не сели на другой поезд. Как сказал сын, это электрички бизнес-класса. Один вагон стоимостью один миллион долларов. Все вовремя и по расписанию. Чинные кондукторы компостируют твои билеты. А мимо – Бронкс и Америка, похожая на декорацию к фильму о технокатастрофе будущего.

Нью-Йорк Всюду разгром и граффити. В воскресенье поезд идет долго, со всеми остановками, едем час. Гринвич – городок в дремучем лесу на берегу океанского залива. Заборы от оленей. Дома как в кино. Возможно, скучно, но для веселья в часе езды есть Нью-Йорк. Вот он-то точно никогда не спит и не сидит на месте. Так что сочетание близко к гармонии и идеалу.

Вчера в «Корчме» друг, который пригласил в гости, сказал мне с грустью (он в миру – представитель одной известной марки русской водки): «Вот у вас же стоит наша водка, несмотря ни на что». Хорошо, что я мало смотрю TV. Я не знаю, каких размеров это «несмотря ни на что». Он рассказал мне историю о том, как был недавно в Канаде и там в одном ресторане выставлена вся их продукция, что называется, вся линейка. Оказывается, канадский представитель продукта умер от чего-то прямо в этом ресторане. И в память о нем эти ребята держат такой ассортимент. Бывает же? Посмотрели на людей как из кинофильма. Прокатились по дорогам, как в кинофильме. И вернулись вечерним в Нью-Йорк.

Вторник. Так как в этой поездке я – отец-одиночка, то я готовлю, стираю и убираю за наследником. Сегодня делал омлет, особенно удались мне фрукты, как говорила жена одного нового русского. А из черствой булки и остатков яиц я сделал гренки. Успех оглушительный. Уже вечером было требование омлета и гренок. Но отделался творогом с клубникой и медом. Как просыпается инстинкт готовки, когда кормишь дорогое и любимое существо! Клубника была с медом не из-за изысков. Просто нет в доме сахара. Но это вечер. А днем мы ходили в Музей натуральной истории. Очередь, несмотря на понедельник, была аховая. Мы даже хотели уйти, но не ушли. Билеты купили на удивление. Момент порядка присутствовал и тут. Вход в музей общий, а вот отдельные экспозиции в отдаленных залах. Так билеты на них со временем, чтобы все не зашли одновременно. Конечно, хорошо, когда за тебя так думают, еще вписали время, этаж, зал, дали карту на русском языке.

В очереди за билетами, как в ковчеге старика Ноя, каждой твари по паре. Туристы со всех концов едут в Большое Яблоко. Передо мной стояли две немки. Я привык, что в Нью-Йорке большое количество геев, их всегда явно видно, они бросаются в глаза. Странно, почему они мне так бросаются в глаза? А вот представительницы прекрасной половины человечества, живущие друг с другом, не так заметны. Так вот — эти две немки были явно не по мальчикам. Было видно по всему, хотя мужского в них не много. И несмотря на это, было ясно, что они обе — парни. Вот я и подумал — как же это называется, когда девушка-парень с девушкой-парнем живет? Выставка была об эволюционных изменениях видов и в видах. И даже в очереди появление и проявление этих видов можно наблюдать.

Итак, одна экспозиция была о стихийных бедствиях. Вулканах, цунами, торнадо и прочей беде. Вторая – об эволюционных изменениях в природе. С множеством наглядных макетов, фильмов и даже видеоигр. Теперь моему Саше в восемь лет понятно, как это все работает. Непонятно, за что нам это. Понятно, вернее, что за нашу нарастающую активность. А вот за что нам эта активность – непонятно.

Пропустил я понедельник. Там из важного –ходили в Чайна-таун к китайскому доктору на иглоукалывание. Доктор не говорит по-английски. Все ему сестры переводят и пишут на китайском. Мы бьемся с березовой аллергией, страшное это дело. Вроде весна, цветет все, а человек задыхается. Место крутое, прямо над рынком с живыми крабами, креветками и прочей флорой и фауной. Стоит дорого, народу очень много. Надеюсь, поможет. Малыш мой молодцом. Не боится докторов. Я со своими недугами разберусь позже. Такой вот Нью-Йорк: все тут есть и всех встретишь.

Нью-ЙоркНью-ЙоркНью-Йорк Днем я подстриг голову и бороду в Рокфеллер-центре. Там подошел китаец и говорит: «Вы очень на Брэда нашего Питта похожи». После стрижки говорю сыну: «Давай на башню в NBC поднимемся, посмотрим на город сверху». А он отвечает: «На работу нам надо, папа. А то в коробке будем скоро жить». Вот откуда дети все про нас знают? По дороге съел две их ватрушки –«Дэниш Чиз» называются. Я их покупаю в одной сетевой забегаловке. По дороге их было две, вот и позарился. Раньше дня не было, чтобы не купил. Такая вкуснота. Но сколько раз говорю своим поварам:пойдите, попробуйте. Наша не та. Творог твердый, а булка вечно черствая. Обещали-обещали, так и уехали домой, не разведав. Так что в Москве таких ватрушек не бывает.

Нью-Йорк В среду надо было заехать в один офис к друзьям на 31-й улице. А сын пристал – купи баскетбольный мяч. Как не купить, даже когда знаешь, что тысячу раз пожалеешь об этом. Будет потом канючить пойти с ним на площадку, а это минимум час, а то и полтора. Времени почти нет. Все сжалось, остаются считанные часы, и нужно решать самые главные вопросы. Работа, дела, деньги. А может, самое важное – это его мяч и площадка. Даже если без этого одного из миллиона процентов, что когда-то он станет звездой баскетбола. «Белые люди не умеют прыгать», – сказал герой одного фильма о баскетболе. А наши перевели это название просто: «Баскетбол – игра для черных». Все у нас так. В названии «белый», а нам переводят «черный». Ну не трындец? Белое – черное, а черное – белое. Мяч мы купили, как и бейсболку «Янкиз». Странно, что тут у него полная концентрация цели. Мяч и все. Больше ничего не хочет. Папа, у меня все есть. Смешно. А дальше, как я и ожидал, началось. Площадка и площадка. А мы уже в Чайна-тауне. Тут я вспомнил, что в парке есть стадион. Так вот на нем, на стадиончике, были все виды спорта. На трех кольцах три команды играли в баскетбол. На двух площадках – в волейбол. На футбольном поле – футбол, и команда южных полицейских делала свою программу. Между ними сигали велосипедисты и скейтбордисты.

В общем, Саша был единственным белым человеком. И до кольца не добрался. Он целеустремленно стучал мячом и бегал между кольцами, рискуя попасть под велосипед. Зрелище не для слабонервных. Так будет на Земле лет через сто – подумал я. Желтая раса вытеснит всех конкурентов. На следующий день мы были на другой площадке в Сохо. Это два километра от китайского парка. Там не было никого. Днем. А вечером там был один черный, который от нечего делать поиграл с Сашей. У того при сопротивлении соперника точность и координация увеличиваются в разы. А когда еще и зрители есть, в десятки раз ;) Когда до площадки доберутся китайцы, тут яблоку негде будет упасть. Их там реально в сотни раз больше, и все кипит: торговля, рынки – вообще движение. Они уже заселили почти всю маленькую Италию. Итальянцев почти нет. В общем, нужно нашим детям учить китайский язык.

Вечером друзья позвали в новый французский ресторан. Я купил по этому поводу новые джинсы. При примерке распорол опасно острой бумажкой трусы на заднице. Пощупав острые края, я понял, что еще легко отделался. От дома до ресторана было 15 минут. Я гулял по вечернему Нью-Йорку. Удивляясь тому, как, казалось бы, среди типовых каменных джунглей совсем не скучно. Все-таки это именно город, а не перестроенная деревня. Ресторан был очень приличный, находился в отеле Баккара. Это было понятно еще на улице, где на типичных Нью-Йоркских мусорных кучах вместо обычного вечернего хлама и трэша возвышались характерные бордовые коробки со знакомой для понимающих надписью. Была когда-то такая группа «Баккара». Что там с ними сегодня, как поживают две веселых старушки с песней «Ай кенбуги»?

Кухня французская, все говорят с сильным французским акцентом. Еда 5++, я ел гребешки, антрекот по-французски. Суфле на десерт. Такой сет – 96$. У нас таких стейков нет, а те, что есть, дорогие.

Как ресторатор, я завидую нью-йоркским ресторанам. Вернее — их публике. Тут именно персонажи. Впечатление, что за соседним столом сидят герои фильма, не покидает. В этом ресторане публика была очень солидная. Дорогие костюмы и галстуки, но главное — люди, которые умеют их носить. У меня иногда впечатление, что наши родители уже никуда не ходят. Или они не привлекают к себе внимания 80-летней прямой спиной и 75-летней стройностью фигуры. Богатые хотят жить вечно, и пока у некоторых все идет хорошо. Глядя на 70-летних женщин сзади, думаешь, что им не больше 30. Лицо стареет быстрее тела. Но в полумраке такие женщины у них еще могут выглядеть.

Один мой знакомый художник тайком снимает гостей в одном ресторане. Я спросил, зачем ему это? Он ответил, что не видел таких людей. «Образы», — сказал он. Именно образы уходящей эпохи. Теперь таких не выпускают. А у нас феодалов с манерами и чистыми ногтями истребили, как книги Китая во время «культурной революции». Теперь порода простая, как цитатник Мао Цзэдуна, преобладает на нашей равнине от Карпат до Владивостока. И хоть мы хотим называться по-разному, породу не отшибешь. Выжили сильнейшие, а у них – лучшие и многие. Да и вообще, все виды у них выжили, и при желании на них можно смотреть в их подземке.

А в «Корчме» в этот вечер была вечеринка и длилась до часу ночи. Все-таки два года нам, пора и начинать работать. Дай-то Бог.

Нью-ЙоркНью-Йорк В последний день нас пригласили на детский день рождения в Хемптонс. Это под Нью-Йорком, что-то вроде их Рублевки, только дороже и всегда можно продать. Притом дороже, чем купил. Есть такая в Нью-Йоркской недвижке беда. Ну, о дне рождения. Нас позвали на субботу, а у нас был в этот день вылет, но я решил сводить сына и посмотреть, как это у них. Конечно, пришлось менять акционные билеты, а это дорого. Но меня достал тот факт, что в Нью-Йорке у меня судьба с подвохом. Каждый раз я беру билет и в день вылета то большой прием у консула или в ООН, то день рождения друга или фестиваль «Союзивка». Так что я решил прервать этот круг безжалостной рукой. В 9 утра выехали на автобусе, два часа в пути, хороший фильм о баскетболе, и мы на месте. Описывать все нет смысла. Примечательно было вот что: три семьи построили три дома на одной территории, объединив три участка, получили огромное ранчо на берегу залива с видом на океан. У нас я не видел такого, сразу начинаем делиться и ссориться из-за ничего. Из ста человек взрослых никто не напился. Хотя были там разные народы – от итальянцев до казахов. Соответственно, без крика, ссор и драк.

Нью-ЙоркНью-Йорк При восьмичасовом общении на воздухе с выпивкой в нашей полосе это малореально. Из пятидесяти детей никто не плакал и не дрался, не жаловался родителям. Во всяком случае, я не видел. Ничего не ломали и никого не задирали. Хотя все подвижные, были спортивные игры и зарница со стрельбой. Бассейн, баскетбол, теннис, батуты, аттракционы и куча всего. Вот такой праздник. Торт и традиционный «хеппи бездей».

Мы улетели на следующий день спокойно и по расписанию. Уезжать, если честно, не хотелось. Хотя новый менеджер ресторана позвонила прямо на трап и сказала, что передумала. А я, наивный, надеялся, что наладил все и теперь все будет по-другому. Наверно, это будет не сегодня. А пока, здравствуй, Москва.

P.S. Другая ручка — другой почерк. Мне кажется, что когда пишешь авторучкой, то мысли более плавные и спокойные. Чернила — как кровь, которая несет информацию из мозга человека, доставленную в него из глаза попавшим и сломавшимся в нем солнечным лучом.

Комментарии:

Оставить комментарий
вверх